• Альпинизм и скалолазание

    Альпинизм – это спорт для сильных

  • Начинаем прыгать

    Зачем люди прыгают на лыжах?

  • Серфинг

    Что мы знаем о волнах моря

  • Велоспорт и велотуризм

    Что такое велотуризм?

  • Бейсджампинг

    Адреналиновое сумасшествие

Активный отдыхЗемляСпелеология → Пещера Снежная: история исследования

Пещера Снежная: история исследования

Пещера Снежная открыта в августе 1971 года. Имеет глубину 1370 метров, суммарная длина ходов около 20 километров. Расположена на Западном Кавказе в одном из отрогов Бзыбского хребта в толще рифогенных юрских известняков. Два ее входа находятся на высоте около 2000 метров над уровнем моря. С плато открывается прекрасный вид на Черноморское побережье Кавказа от Нового Афона до мыса Пицунда. К пещере можно пройти по 15-ти километровой скотоводческой тропе от абхазского села Дурипш. Большая часть тропы идет по вековому буковому лесу.

ПРЕДЫСТОРИЯ.

Спортивная спелеология возникла в СССР в начале шестидесятых годов практически одновременно в Крыму, на Урале и в Красноярске. В начале семидесятых годов только в Москве активно функционировало около десятка официальных спелеологических коллективов: около 50 человек при клубе туристов (так называемая "городская секция"), примерно столько же при Московском государственном университете (МГУ), более малочисленные группы были при других крупных институтах, существовало несколько секций при крупных предприятиях. Еще около десятка групп, обычно небольшой численности - до 10 человек - представляли собой частный сектор, не получая субсидий ни от каких организаций.

Спортивное освоение Кавказа началось с очень перспективного в спелеологическом отношении Гагринского хребта. Но вскоре его исследования замерли почти на 15 лет, так как в 1964-68 годах было открыто около 10 крупных пещер (до 500 метров глубиной), компактно расположенных на невысоком, но легко доступном хребте Алек вблизи курортного города Сочи, и сильнейшие спелеоклубы СССР, следуя свойственному человеку чувству стадности и моды, по четыре раза в год ездили на этот малый клочок огромного пространства Кавказских гор. Однако к концу шестидесятых интеллектуальные умы стали проявлять интерес к рассказам туристов-горников и обнаружили, что, по-видимому, известняковые хребты (и очень высокие!) существуют почти по всему периметру главного Кавказского хребта. Фольклор был главным источником информации: топографические и географические карты в те времена были секретными. 

ЭПОХА МГУ В ИССЛЕДОВАНИИ ПЕЩЕРЫ СНЕЖНОЙ.

В спелеосекции МГУ всегда мечтали найти пещеру "до центра Земли'. В 1968-69 годах, после небольшого перерыва (вызванного гибелью руководителей секции Алексинского и Алексеевой), снова началась подготовка к первопрохождениям. Обучением новичков и выбором района поиска руководил Михаил Зверев. К выбору района решили подойти научно: сначала узнать о местах залегания известняка и перспективности карста с точки зрения образования пещер, а затем изучить отчеты туристов-горников о путешествиях по наиболее подходящим районам. Научным руководителем секции пригласили Н.А. Гвоздецкого - преподавателя на кафедре физической географии МГУ, известного ученого-карстоведа. В предложенном им списке был и Бзыбский хребет. Мусе Григорян поручили просмотреть отчеты в библиотеке туристского клуба Москвы. В одном из отчетов о путешествии по Бзыбскому хребту она прочитала: "На Дурипшском перевале маршрут затрудняли многочисленные воронки". Это определило выбор, и в августе 1971 года группа студентов МГУ во главе с Михаилом Зверевым выехала в Абхазию.

Поначалу экспедиции пришлось задержаться в самом селе Дурипш. Дело в том, что в селе было много воронок, каждый житель гордился пещерой, находящейся на его чайном поле, и требовал должного внимания. После изучения Дурипшского плато стали подниматься по каньону бурной реки Хипсты в горы. На высоте 1800 метров появились альпийские луга и карровые поля. Склоны были усыпаны воронками и провалами. Это был настоящий пещерный Клондайк! В течение недели были открыты десятки глубоких пещер от 100 до 250 метров.

Из группы выделился поисковый отряд (Коля Чеботарев, Таня Гужва, Володя Глебов и Таня Рябухина), который занялся изучением западного склона хребта, называемого Хипстинским урочищем. Вход в будущую пещеру Снежная увидели еще с перевала. Это была гигантская воронка, казалось, наглухо забитая снегом. К счастью, пошел дождь, Таня Гужва нырнула под козырек стены и увидела небольшую ямку в снегу. Володя Глебов начал раскапывать ямку и прорыл ход до противоположной стены воронки, а затем назад и так до тех пор, пока не докопался до отвеса, в который по неосторожности и упал. Выбравшись под восторженные крики товарищей, он сразу же побежал к Мише Звереву на Дурипшский перевал за гидрокостюмом.

На следующий день Володя Глебов и Коля Чеботарев, вырубая огромные ступени в снегу, спустились почти на 200 метров вниз и остановились перед обрывом в никуда: внизу как будто шумела капель, но камень падал в беззвучную пустоту. Теперь уже Коля побежал к Мише Звереву за веревкой.

Что там, в темноте: на дне колодца, за поворотом, в дальнем конце зала? Этот вопрос возвращает спелеолога, ступающего там, где до него не ступала нога человека, на пол тысячелетия назад в век Великих географических открытий и заставляет забыть если не обо всем, то о многом... Была непогода, кончались продукты, (подходил конец экспедиции), но МГУшевцы уменьшили рацион и начали исследование Снежной.

Приняли решение - немедленно перенести весь лагерь экспедиции к пещере. На следующий день теперь уже все спелеологи МГУ толпились у входа. Открытия продолжались. Оказалось, что на дне колодца, который еще вчера казался бездонным, находится снежно-ледовый конус. Эта крутая ледяная гора под землей была так велика, что свет фонаря терялся в темноте, не освещая ее подножия. Чтобы спуститься вниз, пришлось рубить ступени ледорубом. Ледник, высотой с восьмиэтажный дом, занимал почти весь пол казалось необозримого Большого зала. Только годы спустя, когда в Снежную стали ходить и зимой, выяснили тайну образования этого феномена. Тогда, во время спуска группы спелеологов в Большой зал, на поверхности разыгралась снежная буря. Входная воронка как бункер накапливала снег и по пещере помчались лавины. Все 200 метров вертикальных ходов заполнялись белым туманом снега. Пролетев 200 метров, он с грохотом падал на вершину конуса.

Работа продолжалась днем и ночью, в две смены. Поиски выхода из Большого зала оказались безуспешными. Решено было начать выемку снаряжения. Неудачу Володя Глебов переживал больше других. Он до последнего момента копал в южной, самой дальней от снежного Конуса, части зала, под стеной, куда склонялось пламя свечи. Володя наблюдал удивительную сцену, как глубоко под землей, во мраке вечной ночи, по снежной горе двигалась цепочка огней. Потом один фонарик начал медленно, очень медленно, подниматься; еще несколько звездочек мелькали на вершине горы. Володю стали торопить, он был последним и задерживал экспедицию. Но тут произошло чудо: перед Володей открылся узкий монолитный лаз, плотно забитый камнями и тотчас подул ветер - верный признак того, что впереди лежат большие подземные пространства! Выемка снаряжения была остановлена.

Ликование было всеобщим: за открывшимся горизонтальным узким лазом, тут же названном "Шкуродером", начинался новый колодец.

Уже неделю группа МГУ жила на сильно урезанном пайке. Теперь кончились последние крохи съестного. И только тогда на дне Каролитового колодца на глубине 300 метров Михаил Зверев дал команду об окончании работы экспедиции. Впереди по широкому ходу, названному "Галереей", текли ручьи, вверх и вниз уходили многочисленные колодцы. Здесь на стене галереи Миша укрепил записку, которая потом много лет воодушевляла спелеологов: "Впереди всего навалом!"

Энтузиазм открывателей был необычайным. Уже через два месяца в ноябре этого же 1971 года спелеологи МГУ вновь отправились в пещеру. Склоны хребта уже покрылись свежим снегом. Было холодно. Ко входу с трудом пробились только через несколько дней. Для дальнейшего прохождения пещеры несли с собой большой груз снаряжения. Но все вновь изготовленные тросовые лестницы ушли на навеску всего лишь одного колодца. Но какого - глубиной 160 метров!

По этому колодцу лилась вода, работали в гидрокостюмах. Они были тяжелые, из толстой резины и подъем отнимал много сил. Для прохожд ения Большого колодца в те времена требовалась незаурядная сила и ловкость. К спуску были допущены только мужчины. Чтобы обеспечить связь, на одном из уступов остался Володя Глебов, на другом - Миша Зверев. На дно колодца спустился только один человек - Коля Чеботарев. Здесь стоял грохот падающей воды, который заглушал голоса друзей. Только видны были вверху звездочки фонарей - совсем как звезды родного университета на Воробьевых горах. Так появился на карте Снежной Университетский зал.

У дна колодец расширялся в огромный воронкообразный зал. За высокой перемычкой в этом же зале находилось дно какого-то другого колодца, образуя такую же воронку и еще один глыбовый завал. Даже вдали от падающих струй воздух был насыщен мельчайшей водяной пылью. Очевидного прохода дальше видно не было. Встал вопрос, что объявить: идет пещера или нет? От этого зависело годовое напряжение всех сил секции для подготовки следующих экспедиций. Взяв грех на душу, сказали, что пещера идет "ого-го!".

Новая экспедиция МГУ летом 1972 года состояла из 11 женщин и 17 мужчин вновь во главе с Михаилом Зверевым. Еще в Москве была запланирована установка двух подземных лагерей, одного на глубине 200 метров в глухом зале за Шкуродером, второго - на глубине 450 метров, в Университетском зале. Они должны были стать плацдармами штурма глубин.

Разведка в завалах на дне Университетского зала оказалась сложной и часто опасной. В первой воронке под колодцем прохода найти не удалось. Зато во второй воронке Коля Чеботарев пробрался по лабиринтам среди гигантских глыб к ручью, который тек по узкому каньону. Только здесь, впервые в Снежной, встретились в заметных количествах сталактиты. Порожистое русло ручья во многих местах перекрывалось глыбовыми навалами.

Первую группу исследователей, базировавшихся в Университетском зале, сменила вторая группа. Ее возглавлял Галактионов Валера. На долю ребят выпали замечательные открытия. После Второго завала ручей стал падать круче, его каньон стал шире, потолок, казалось, вовсе исчез. Каскады следовали один за другим. Маленькие водопады вызывали восторг у первооткрывателей. Но настоящий триумф наступил, когда Водопадный ручей вдруг впал в большую реку. Ни на одной карте не была отмечена эта река, но она существовала здесь, на глубине 600 метров, в толще гор.

Река вытекала из непроходимого глыбового завала в 100 метрах выше места впадения ручья, и текла по впечатляющему каньону, то спокойно растекаясь по широкому ходу, то обрываясь мощными и живописными водопадами, то пенясь на перекатах и, наконец, разогнавшись по наклонному желобу, исчезала под очередным завалом. Везде в каньоне слышен был шум воды, мощно дул ветер, летели брызги. Кое-кто признался потом, что ему было не по себе от страха, другие уверяли, что у них захватывало дух от восторга.

Все попытки пройти этот пятый по счету завал оказались неудачными и экспедиция на этом закончила свою работу. Главный ее итог - Снежная стала глубочайшей пещерой СССР, а какой спелеолог не мечтает о таком успехе! Всего спелеологами - студентами Московского университета - по итогам этих трех экспедиций было открыто около двух километров ходов. Блестящее достижение!

В последующие четыре года сильнейшие клубы страны один за другим штурмовали Пятый завал. И - безуспешно. Завал этот теперь привычно стали называть дном пещеры. Стало очевидным, чтобы сделать в Снежной решающий шаг, нужен был новый поход, может быть, новая стратегия.



ЭПОХА ЧАСТНОЙ РУССКОЙ СПЕЛЕОЛОГИИ В ИССЛЕДОВАНИИ СНЕЖНОЙ.

Спелеолог из клуба МГУ Миша Ноздрачев, вместе с друзьями разыскивающий летом 1977 года новые пещеры вблизи Снежной, увидел у входа толпу женщин и детей. Удивленный, он подошел поближе. Ага, вот и двое мужчин: москвичи Саша Морозов и Даниэль Усиков. Разговорились. Александр - инженер-химик, Даниэль - физик и математик. Собираются пройти Снежную дальше. Еще должен приехать Владимир Федотов, так что будут работать в пещере втроем. Кто останется наверху? Только жена Даниэля с ребенком. Она будет по телефону сообщать о погоде.

Втроем? В такую сложную пещеру? Это было смело и абсолютно не похоже на традиционно многолюдные экспедиции спелеоклубов. Но и снаряжение у ребят было другое, надежное, легкое. Лестницы, штурмовой шест, дюралевые крючья, капроновая палатка, защитные и гидрокостюмы, - все тщательно изготовлено ими по своим же чертежам. Нетрадиционным был и сам подход к работе под землей: уйти в пещеру на целый месяц, двигаться вниз вместе с лагерем; чувствовать себя в Снежной как дома. Все необходимое для того, чтобы долго жить и работать под землей, было уложено в двадцать пять транспортных мешков.

Это была группа друзей и единомышленников, опытных спелеологов. Спелеологический стаж Даниэля начинался с 1961 года, он участвовал в открытии и штурмах сотен новых пещер Крыма и Кавказа, дважды устанавливая рекорд глубины в СССР. Александр занимался спелеологией с 1965 года, был одержим первопрохождением. Именно в его маленькой квартире изготавливали всю эту гору прекрасного снаряжения. Одних лестниц 450 метров! Он был душой группы. Владимир отличался уравновешенным характером, большой выносливостью и мужским немногословием.

Через неделю спуска достигли Пятого завала и поставили здесь, на самом дне пещеры, лагерь. Лагерь уютный и теплый. Разговоры за чаем, планы, мечты. И уже на второй день исследований внутри Пятого завала Саша, Даниэль и Володя сумели подняться вверх на 60 метров и выйти в просторный зал Надежды. Ощущение было такое, будто ночью вышли на поверхность земли: после тесноты завала - огромный зал.

Где-то очень далеко в глубине зала гремел водопад, и причудливое эхо блуждало под сводами. Но гремела не река: по почти вертикальному каньону с ревом мчался Новый ручей. Из зала вверх уходила анфилада огромных залов, темных, совершенно безмолвных. По ним в конце концов удалось выйти на реку, но как показала топографическая съемка, гораздо выше по течению того места, где впадал Водопадный ручей.

Но где же спуск с Пятого завала? Интуиция! Что же еще может провести спелеолога через лабиринты шкуродеров и хаос глыб? Интуиция и трезвый расчет. Взяв компас и запас батарей, Даниэль один, чтобы максимально обострить восприятие, отправился в казалось бы уже безнадежные поиски, и вышел-таки в зал Победы. Это был почти двойник зала Надежды. Такой же высокий свод, и пол - круто уходящая вниз осыпь. Сухо, легкий ветерок, ласковый лепет ручья. Это был Эдем для подземных лагерей, стартовая точка для глубинных исследований. Кончилась затянувшаяся спячка Снежной - путь вниз был свободен!

За Пятым завалом река продолжалась: глубиной то по колено, то по пояс, не слишком бурная. Метров через триста, после того как она приняла два крупных притока, ручей Заблуждения и ручей Заячий, русло стало еще более пологим, и следующие триста метров спелеологам пришлось преодолевать высокую воду, иногда - вплавь. Голубая река, заполнявшая все дно широких галерей, делала их необычайно красивыми. Пещера была величественна и спокойна. Спелеологи же, поскольку вода была очень холодная, должны были все время двигаться, а после долгих проплывов согреваться физическими упражнениями. Саша порвал гидрокостюм, но даже угроза переохлаждения не могла заставить его отказаться от открытий.

Но вот рельеф изменился: пятнадцатиметровый водопад и, увы, новый, очень крупный завал. К этому моменту глубина Снежной уже вплотную приблизилась к 800 метрам, а на карту было нанесено около двух километров новых ходов.

Сюрпризы Снежной на этом не кончились. Вернувшись через несколько часов в лагерь, ребята с ужасом наблюдали, как под водой исчезает лагерная площадка и вообще все то, что уже два дня называли "старым дном" пещеры. Вода на Пятом завале поднялась на 15 метров! А ведь прошел далеко не самый сильный дождь.

Через год Даниэль и Александр организовали новую экспедицию. К ним присоединились Виктор Кондратьев из группы "Троглодитов" и Татьяна Немченко из МГУ, так что получилось две штурмовые двойки: Усиков-Немченко и Морозов-Кондратьев. Разведочный лагерь разбили в зале Победы и приступили к осаде Шестого завала. Каждый шел своим путем. Но удача снова сопутствовала Даниэлю. Через два часа акробатических лазаний в недрах завала перед ним, как всегда под землей, внезапно распахнулись просторы неведомого зала. Это был очень тихий зал. Только редкие удары одинокой капели отмеряли ход времени. Огромные камни образовывали как бы гигантские ступени уходящей вниз лестницы. В глубине зала высилось природное строение: посредине площадки на двух колоссальных глыбах лежала столь же массивная перемычка, напоминая мегалитическое культовое сооружение. Зал так и назвали - "Дольмен".

Следующие за завалом 400 метров река протекала по широкому тоннелю и потому измельчала. Частые глыбовые навалы преодолевались без задержки на поиски. Но вот Снежная пещера одумалась и воздвигла Седьмой завал. Но на этот раз каменный кроссворд был предложен уже опытным игрокам, и, выйдя лазанием метров десять вверх по вертикальной стене, спелеологи оказались в небольшом зале, где со стен падал ручей, а на дне отыскалась сравнительно ровная площадка. Было все, что надо под землей для установки удобного, защищенного от паводков лагеря.

Нижний выход из зала был открыт, надо было лишь спуститься по лестнице на 10 метров на дно широкого каньона. По правому его борту вливались притоки и, как потом оказалось, когда на поверхности идут сильные дожди, эти притоки образуют эффектные водяные завесы.

Река, скрытая завалом, бурлила внизу, а дорога дальше шла слегка вверх по осыпи. Только метров через двести удалось спуститься к реке, к красивому пятиметровому водопаду, низвергающемуся в тесный каменный котел. Здесь каньон реки резко сужался, а расклиненные на разных высотах глыбы образовывали как бы несколько эфемерных ярусов. Река была глубокой. Движения воды почти не ощущалось.

Снежная поднималась в кадастре глубочайших пещер мира выше и выше. Но очень медленно. Все время дорога шла вверх-вниз по завалам как по зубьям гигантской пилы. Только после нескольких часов пути первооткрыватели услышали вновь гвалт и грохот воды, узкий "Каньон" превратился в "Гремящий" зал. Вырвавшись на волю, река неистово билась о камни, отчаянно падала с уступов и неуклонно устремлялась вниз. Куда?

Хорошо промытые камни высоко над водой свидетельствовали о том, что путешествовать по реке в плохую погоду не безопасно. Но о погоде ничего не было известно. У телефониста на поверхности дети абхазских пастухов украли телефоны. Некоторое время положение спасал электронный наблюдатель за погодой. Каждые десять минут в двоичном коде он сообщал сколько стаканов воды дождя проходит через его водосборную воронку. Но несколько дней назад во время очень сильного ливня он "захлебнулся", и что-то испортилось в электрической схеме. Поэтому приходилось постоянно следить за рекой: если вода начнет подниматься, нужно срочно искать пути к спасению.

Наверху была пора осенних гроз, поэтому Александр и Виктор решили свернуть работы и выходить наверх, Татьяна же и Даниэль продолжили первопрохождение.

После Гремящего зала пошли перекаты и быстрины. Река бешено неслась по уступам - шум, пена, брызги. И все время - вниз, вниз! По плану пещера делает здесь крутой поворот. Этот участок реки был назван "Зигзаг Удачи" (во-первых потому, что пещера набирала глубину, и это была удача, а во-вторых потому, что только удача может спасти застигнутого здесь в недобрый час паводка спелеолога). Финальный аккорд участка был просто великолепен. Разогнавшись по наклонному ходу, река мощно обрушивалась двадцатипятиметровым водопадом. Его тут же назвали "Рекордным". Вбить крюк не удалось: молоток сломался и улетел в черноту колодца. Буквально в сантиметрах от пульсирующих струй водопада удалось спуститься вниз на 15 метров. Здесь кончилась последняя лестница, так что полюбоваться снизу всем мощным сливом водопада не удалось.

После столь стремительных открытий казалось, что пещере не будет конца. Решили разбиться на две группы. Летом 1979 года пойдут Даниэль и Татьяна, а Александр Морозов подготовит и проведет длительную зимнюю экспедицию, когда вероятность паводка будет исключена и можно будет работать на предельных глубинах.

Летняя экспедиция началась в июне. Снежники на склонах гор стаяли еще только наполовину, поэтому воды в подземной реке оказалось неожиданно много. Там, где раньше можно было идти свободно, теперь приходилось натягивать веревочные перила, иначе невозможно было преодолеть течение.

Наконец, водопад Рекордный. И вот, после года ожиданий, можно полюбоваться им снизу, из небольшого зала. В этом месте река вошла в зону известняковых конгломератов. Цементирующая камни глина была синеватого цвета, поэтому зал казался темным. Вокруг свистел шквальный ветер, насыщенный влагой до предела. Стоял невообразимый грохот. Все вместе производило самое мрачное впечатление. Но вот несколько поворотов и картина, как это часто бывало в Снежной, резко изменилась. Впереди простиралась гладь величественных водных галерей. Ноги приятно слегка утопали в мелкой гальке. Блики от фонарей серебрились, как лунные дорожки на море. Вдаль бежало и замирало гулкое эхо от шагов. Здесь жила первозданная тишина. Отшлифованные водой гладкие стены уходили и терялись далеко вверху. Казалось, все дышало спокойствием. И это было не угрюмое спокойствие подвала. Река и свежий воздух делали это место удивительно живым.

Место очередного лагеря выбрали на глинистой осыпи в 20 метрах над рекой - месте, которое теперь известно как "Глиняный завал".

Спелеолог одинок в своих открытиях и мир, который он открывает, по-настоящему его мир. Мелодия пещеры может быть угрюмой, грозной, радостной, но несомненно одно, для тех кто идет первым, она всегда волнующая. Татьяне и Даниэлю посчастливилось в экспедиции 1979 года открыть около трех километров восхитительных подземных галерей на глубинах около километра. Спелеолог в полной мере понимает, какая это редчайшая удача.

За Глиняным завалом широкое русло реки сначала выписывало зигзаги, а потом превратилось в узкую, шириной меньше метра и прямую, как стрела, щель. И так 100 метров, пока на смену ей на глубине 1015 метров не пришел водопад "Озерный". С десяти метров вода падала в огромное, почти круглой формы озеро. А там, где исчезала пена, посветив фонарем, можно было увидеть сверху черноту воды, пугающую своей бездонностью.

Спустились в озеро и переплыли его. Дальше пошли лагуны, перекаты, мелкие завальчики, быстрины - чего только не было! Наверное, впервые в своей спелеологической жизни Татьяна и Даниэль устали от открытий. Это была "Нудная река". Но Снежная - пещера контрастов. Впереди появился каскад водопадов, каких еще не было до этого. Шум, рев, грохот. Река бьется и петляет среди причудливых зубцов и гребней скал, до блеска отполированных водой. Одним словом, "Ревущий каскад". Теперь с каждым шагом становилось все глубже и глубже. О чем еще можно мечтать? Чудесное место!

Но, как ушат холодной воды на голову: на дне Ревущего каскада возникла глыбовая стена очередного завала. Очевидного прохода не было. Тогда решили пообедать. Но завал не захотел превратиться в ресторан и сдался почти без боя. Пока Татьяна готовила кашу, Даниэль нашел проход среди глыб. За завалом, образуя гигантские ступени над рекой, был новый зал. Зал назвали "ИГАН" в часть института географии АН СССР, под эгидой которого выполнялась научная программа экспедиции.

Река ревела в 30 метрах ниже. Преодолели целый каскад небольших колодцев и оказались в месте, где река, разбиваясь об уступы на тысячи брызг, гигантским душем исчезала в жерле огромного колодца, наверное самого широкого во всей пещере. Даже входной колодец показался бы просто игрушечным рядом с этим исполином. Измерили лотом - глубина была 32 метра. Назвали этот величественный водопад Олимпийским.

Итак, по плану и по результатам синхронного баронивелирования глубина пещеры была уже 1230 метров, а длина магистрального хода приближалась к 10 километрам. Но о своих достижениях в Снежной за последние четыре года спелеологи не могли сообщить ни в печати, ни по телевидению. Дело в том, что был самый расцвет брежневщины. Две организации - "Комиссия спелеотуризма при Центральном Совете по Туризму и Экскурси ям" и "Комиссия по карстоведению и спелеологии при Академии Наук СССР" (и в ту и в другую входили одни и те же люди, а их лидером был В.Илюхин) - в то время поглощали все государственные дотации и, соответственно, узурпировали право делать сообщение об открытиях в пещерах. И хотя все спелеологи СССР знали о последних достижениях в Снежной, но делали вид, что не знают, а в справочниках, по-прежнему, указывалась глубина 720 метров. Зато летом 1979 года готовилась группа специальных людей, которым предстояло "открыть" самую глубокую пещеру СССР. Популярная в СССР телепередача "Клуб кинопутешественников" должна была сообщать телезрителям об этой "грандиозной экспедиции". Выходя из пещеры Татьяна и Даниэль встретили "официальных" спелеологов, только что прибывших вертолетом. Однако группа "штатных рекордсменов", проявив чудеса мужества, достигла Пятого завала, но так и не смогла найти подъем в зал Победы. Правда это не помешало их руководителям бодро сообщить с экранов телевизоров, что они были первыми людьми, которым удалось выйти в гигантские залы над Пятым завалом. Было торжественно обещано, что уж на следующий год они непременно достигнут километра, так как у них есть предчувствие, что пещера Снежная еще скажет свое слово. Предчувствие их не обмануло. Возмущенные спелеологи всего Союза буквально смели обнаглевшую компанию. После этой не замеченной миром микрореволюции в спортивной спелеологии победило демократическое начало. Подтверждение этому - выдающиеся успехи последних десяти лет. Только глубже километра пройдено пять пещер.

Здесь надо сказать несколько слов признательности бывшему тогда президентом Академии наук СССР А.П. Александрову. Летом 1979 года он поручил Институту географии АН СССР курировать экспедицию Усикова-Немченко, а затем - и Морозова. Благодаря официальной поддержке института и лично президента Академии наук, осенью в газетах "Правда" и "Комсомольская правда", наконец, появились публикации об открытиях в Снежной. На следующий день в редакции газеты "Правда" появился В.Илюхин с официальном письмом в руках, напечатанном на бланке все той же Академии наук СССР, в котором утверждалось, что на самом деле никаких открытий не было. И здесь он получил совершенно обескураживший его ответ от чиновника газеты. На требование опубликовать опровержение ему твердо пояснили (прямо по Жванецкому), что все, что публикуется в "Правде" - правда, а потому опровергать собственно нечего.

В декабре 1979 года по подземной реке Снежной плыл целый караван мешков. У него было семь погонщиков. Ребята не спешили. Спешить было некуда: ведь им в Снежной предстояло провести около двух месяцев.

Зимой до входа в пещеру добираться было труднее: глубокие снега, лавины, морозы. Но зато воды в подземной реке было много меньше, чем летом, до весны исчезала угроза паводка, и работать под землей было намного спокойнее. Достигнув зала ИГАН, половина группы повернула назад. Внизу остались Александр Морозов, Георг Людковский и Всеволод Ещенко. Первыми из людей они спустились по водопаду "Олимпийскому" в зал "Икс", как оказалось, самый большой в Снежной и до сих пор таинственный. Сразу по языку водопада река сквозь сито мелких валунов проваливалась в нижние этажи пещеры. Для человека дороги не было. В глубине зала крутая осыпь переходила в ровный пол. Отложения на песке в этой нижней сухой части зала говорили о том, то иногда здесь образуется обширное, размером в сотни метров, озеро. Зал был слегка вытянутой формы. В дальнем от водопада конце свод сильно понижался. Гул водопада сюда уже не проникал. Но куда же исчезает река?

День за днем ребята проводили в поисках выхода из гигантского сумрачного зала. Даже во сне Александру снился этот неведомый проход. Когда уже казалось, что не было никакой надежды, Саша, наконец, нашел нужное место. Там действительно была щель. Поработали и открылся выход в галерею, снова появилась потерянная в зале река. Она почти бесшумно вливалась в огромный песчаный грот. Это был зал Пенелопы, в честь "терпеливых жен спелеологов" (к тому времени экспедиция продолжалась уже 70 дней). И опять река исчезала, на этот раз под осыпью, густо облепленной глиной. Хотя воздух и дул из щелей, казалось, что пройти, как заключил Саша, "абсолютно невозможно". Но все-таки летом 1980 года Даниэль Усиков собрал для работы на дне группу, в которую вошли спелеологи Татьяна Немченко, Виктор Козлов, Евгений Войдаков, Олег Кабанов и неискушенный в пещеролазании новичок Андрей Дебабов. Очередной завал не устоял перед их дружным натиском. Поднявшись головоломными лазами между монолитным потолком и глыбами на сто (!) метров вверх спелеологи вышли в небольшой зал - зал "Метростроя". Но со спуском к реке возникли проблемы.

Их попыталась разрешить летом 1981 года Татьяна Немченко вместе с Андреем Бизюкиным и Владимиром Демченко. С помощью своих друзей они спустились на дно пещеры и провели там 20 дней. Из зала Метростроя удалось пролезть вниз по щелям между завалом и монолитной стеной и выйти в тихий "Песчаный" зал. Из зала был спуск к реке, которая вскоре терялась в завале. Эта точка оказалась на 15 метров ниже зала "Пенелопы". Но куда идти дальше, увы, было не понятно.

Глубина Снежной стала 1335 метров. В последующие годы и до сих пор (до 1989 года) ни одна из экспедиций не смогла спуститься глубже.



ВЕРХНИЙ ВХОД.

Вопрос: "Откуда течет вода?", волнует спелеолога не меньше, чем вопрос: "Куда?" Поэтому не удивительно, что после того как исчезает дорога вниз, взоры обращаются вверх, к истокам подземных рек и ручьев.

Призрачный верхний вход - исток подземной реки Снежной - будоражил воображение спелеологов. Первую серьезную попытку выйти вверх по реке предприняли Александр Морозов, Виктор Козлов и Владимир Купцов в начале 1981 года. Спустившись из Анфилады вниз к воде, они стали двигаться вверх по руслу. Через несколько сот метров дорогу им перегородил непроходимый завал. Чтобы отметить это место, ребята сложили из камней несколько больших туров.

Но ведь можно попытаться найти на поверхности новые выходы в Снежную. Летом 1979 года секция спелеологии МГУ организовала поисковую экспедицию. Руководил ею Юрий Шакир. Группа состояла из новичков, которым неведомы были премудрости научной спелеологии. Над наивностью Александра Дегтяренко, разгребавшего камни в абсолютно не перспективном для поиска пещер месте, можно было бы посмеяться, но ... но он раскопал вход в колодец. "Случайность" - решили ветераны. Но вот уже было пройдено несколько узких колодцев, небольшой зал, а пещера все еще продолжалась. Повиснув на последней веревке, Константин Фирсов тщетно вглядывался в темноту. Понять, что там, можно было только спустившись. Итак, 170 метров и продолжение. Шахта получила имя трагически погибшего спелеолога Сергея Меженного.

Зимой 1980 года в новую пещеру выехали четыре разведчика. Александр Михалин, спустившись в загадочный колодец, оказался вверху каньона, по которому тек небольшой ручеек. Несколькими каскадами ниже по течению, в "Трехгранном зале" у ручейка появился жизнерадостный шумный приток. Стало ясно, что открыта настоящая большая пещера.

В мае в горах интенсивно тают снега. Работать в пещерах становится опасно. Но так уж случилось, что именно на начало мая приходятся два праздника (День международной солидарности трудящихся и День Победы), а это значит - два выходных, поэтому сотни спелеологов в это время отправляются на несколько дней в горы. Отправилась в шахту имени Меженного и группа из МГУ. В пещере буквально из каждой щелочки лилась вода. Но Николаю Чеботареву с друзьями все-таки удалось спуститься по многочисленным маленьким каскадам полноводного ручья до глубины 320 метров. Спелеологи остановились у гремящего водопадами колодца с изящными балкончиками - колодца "Серенад".

Летом многочисленная группа университетских спелеологов продолжила изучение пещеры. Приземлившись на дно последнего, четвертого уступа колодца "Серенад", Михаил Коротаев и Валентин Горбаренко оказались посреди узкого горизонтального хода. Начиная с этого места характер пещеры резко изменился. Большие колодцы исчезли. По узкой галерее, коварным клином сужающейся к ручью, становило сь пробираться все труднее и труднее. Но вот в ручей стали впадать все новые и новые притоки, он стал полноводным, а его русло - широким. Преодолев после дна колодца "Серенад" 150 метров, Юрий Косоруков, Илья Костенчук и Михаил Коротаев достигли глубины 500 метров.

Зимой 1981 года Александр Михалин вместе с друзьями провел короткую трехдневную экспедицию в пещеру. Они обнаружили, что после небольшого колодца на глубине 530 метров ручей исчезает в непроходимой щели. После энергичных поисков нашли над рекой просторный сухой ход. Его изучение Александр продолжил летом вместе с Валентином Горбаренко в составе очередной экспедиции спелеоклуба МГУ. По широкому сухому коридору Саша и Валя дошли до "Развилки". Здесь встречались три хода. По одному они пришли. По другому ходу, узкой высокой трещине, можно было пройти несколько сот метров вверх по течению крупного притока основного ручья. Третий ход был похож на просторный тоннель метро. Он оканчивался тупиком. Изучение переплетений нижних этажей пещеры продолжили Михаил Ноздрачев и Дмитрий Китаев. Им удалось по узкой щели обойти тупик и выйти к неглубокой, но быстрой подземной реке. Миша не сомневался: это - верховья подземной реки Снежной. Спелеологи устремились вниз, но вскоре дорогу им преградил сифон. Начались поиски обхода. Самым перспективным местом показалась узкая щель, куда ощутимо дул ветер. Но расширить ее не удалось. Была достигнута глубина 570 метров и пройдено около двух километров новых ходов.

Осенью 1982 года к изучению пропасти имени Меженного подключились свежие силы. В экспедиции (руководимой Колей Чеботаревым Всесоюзной спелеошколе Высшей туристской подготовки, во время которой слушателям демонстрировался новый район) участвовали не только спелеологи Москвы, но и Ленинграда, Казани, Уфы, Перми, Чернигова, Хабаровска. Все силы сосредоточили на расширении узкой щели, обнаруженной в пещере предыдущей экспедицией. Она давала шанс на обход сифона. Казалось ни один человек не сможет протиснуться через нее. Но все-таки такой человек нашелся! Им оказался Марс Алтынбаев из Куйбышева. Когда он сообщил, что дальше идет широкая галерея, мощный взрыв энтузиазма со стороны оставшихся по ту сторону щели превратил ее в просторный "Лаз Марса". Открытая галерея шла прямо по направлению к Снежной. Но через 200 метров дорогу снова перегородил сифон.

В марте 1983 года ленинградец Владимир и Олег Демченко вместе с небольшой группой сумел найти обход сифона и продвинуться еще на 220 метров в сторону Снежной. По реке потянулись завалы, один за другим.

Летом Александру Морозову, Аркадию Иванову и Алексею Кореневскому удалось прибавить к исследованной части еще 450 метров галерей. Спелеологи остановились наверху небольшого колодца. На плане обе пещеры, Снежная и имени Меженного, уже пересекались - сказывались погрешности топографической съемки.

Зимой Владимир и Олег Демченко вместе с Алексеем Спиридоновым сразу за колодцем, в который так и не успела спуститься предыдущая экспедиция, уткнулись в завал. Олег Демченко выпустил из рук молоток, и тот, громыхая, тотчас исчез в узких щелях между глыбами. Простить такой расточительности брату Владимир не мог. Пристыженный Олег приступил к поискам молотка. К нему присоединился Алексей. Во время поисков спелеологи наткнулись на узкую щель, протиснулись сквозь нее, еще несколько шагов - и впереди появились большие каменные туры. Две огромные пещеры соединились! Снежная стала на 35 метров глубже и на 5 километров длиннее.



НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ СНЕЖНОЙ.

В поисках верхнего входа в Снежную в окрестностях вершины горы Хипста, высота которой около 2 500 метров над уровнем моря, открыты десятки колодцев. Самая большая - пещера "Вулкан" - имеет глубину около 300 метров. На очереди соединение Снежной с пещерой "Сувенир", глубина которой сейчас около полукилометра.

Основная разгрузка подземной реки Снежной происходит через источник в долине реки Хипсты. Сюда же выходит вода из глубоких (до 300 метров) колодцев, расположенных в буковых лесах. Может быть, это нижние входы в пещеру?

Флуоресциеновый краситель из реки Снежной был обнаружен и во Мчиште. Значит, воды реки, пройдя многокилометровый путь под землей, питают этот крупнейший карстовый источник Кавказа. Сможет ли человек пройти по этому пути?

Что же касается Снежной, то ее облик несколько изменился. Ледник, таявший раньше очень медленно, начал таять интенсивнее. Трудно сказать, то ли это результат естественного процесса, то ли - вмешательства людей. Ледяной пол в зале Гвоздецкого исчез, лишь весной на его месте вырастают гигантские сосульки, а на стенах появляются причудливые кристаллы. Зимой лавины пополняют запас снега. Они также прочно забивают верхние проходы. Новые ходы протаивают заново в самых неожиданных местах, но не каждый год. Иногда спелеологам приходится тратить недели на их раскопки.

Ход, приводящий под свод Большого зала, стал недоступен, зато вдоль стены протаял новый. По нему теперь и сходят лавины. Между старой вершиной Конуса и стеной образовалась перемычка, по которой можно без усилий спуститься к морене. Снежный Конус посерел, утратил свою величавость. Вместе с уменьшившимся Конусом и стены как будто сдвинулись, и даже потолок стал ниже. Впрочем, может быть в этом виноват яркий свет на касках современных спелеологов?

Само путешествие по Снежной уже не является сложной спортивной задачей: изменилась техника, снаряжение, одежда. Проходы через завалы расширены и очищены от камней. До самого дна тянется толстый телефонный провод, указывая, как нить Ариадны, дорогу в завалах. Кое-где постоянно висят веревочные перила и лестницы. Пещера стала доступна всем.

Спортсменов привлекает перспектива посетить одну из сложнейших в СССР пещеру. После нескольких варварских набегов советских и иностранных туристов в первозданно чистых залах появились груды мусора, отходов, карбида. Большой и Университетский залы и зал Победы пострадали особенно сильно.

Вот и вся история.



Автор: Татьяна Немченко

ИСточник: snowcave.ru


Смотрите также:
  • Описание пещеры Юбилейная
    Двигаясь далее по галерее, подходим к низкому, мокрому ходу Проходная, находящемуся под левой стеной, по которому уходит ручей в красивейшие галереи Ботанический Сад и Натеков длиной около 600 м

Активный отдых – отдых в удовольствие

На улице лето, душа просто жаждет новых и ярких впечатлений. Ведь часто банальный поход на пляж заканчивается ощущением

Читать

Активный отдых – разнообразие возможностей!

Что такое активный отдых? Это, прежде всего, особая разновидность хобби людей, это увлекательный способ проведения свободного времени

Читать

Вокруг света на велосипеде

Мы подскажем вам маршрут!
Читать