• Альпинизм и скалолазание

    Альпинизм – это спорт для сильных

  • Начинаем прыгать

    Зачем люди прыгают на лыжах?

  • Серфинг

    Что мы знаем о волнах моря

  • Велоспорт и велотуризм

    Что такое велотуризм?

  • Бейсджампинг

    Адреналиновое сумасшествие

Активный отдыхВодаДайвинг → Мое прекрасное море

Мое прекрасное море

"Тысячи воздушных пузырей, серебрянным звездопадом уносятся вверх, а ты, как Алиса в стране Чудес, падаешь вниз ..." - и на такие чувства подвигает людей старый, добрый дайвинг в Хургаде.
Дайвинг - "Мое прекрасное море".

В один из февральских вечеров, когда на улице было темно, словно в пещере, завывала метель и хотелось поскорее сбежать в уютную квартиру из опустевшего офиса, мне позвонил приятель: "Привет! Через две недели улетаю на Красное море. Наконец-то попробую свой новенький фотобокс! Ты там бывал не раз. Расскажи, как там? Что там за дайвинг? Что снимать?". Звонок приятеля, собравшегося в свою первую "подводную" экспедицию, вырвал меня из рутины рабочей недели и заставил пережить бурю различных эмоций. От элементарной зависти, что кто-то скоро будет нырять в голубую воду, пока ты корпишь над бумагами в своем рабочем кабинете, - до ностальгии и восторга при воспоминании о дайвинге в этом удивительном месте...

Вспомнилось солнце, незаметно встающее над свинцовым зеркалом воды, которое ещё не греет, а только окрашивает каким-то сюрреалистическим цветом окрестности Хургады, сонные гостиницы и белые катера, похожие на чаек, уснувших на прибрежных волнах. Марсианский пейзаж за оградой отеля и бескрайняя бирюзовая пустыня воды, в которую попадаешь, когда катер уносит тебя к островам, повторяющим неземные пейзажи берега. Только одинокие маяки напоминают, что это тоже владения человека.

Но, как все меняется, когда над тобой смыкаются голубые волны!

Тысячи воздушных пузырей, серебряным звездопадом уносятся вверх, а ты, как Алиса в стране Чудес, падаешь вниз. В крови бушует адреналин, разгоряченное тело остывает от ласковых прикосновений водных струй, от счастья хочется петь и смеяться, ты видишь своего партнера и понимаешь, что он испытывает похожие чувства.

И вот мы уже плывём - нет, летим, медленно перебирая ластами, над одним из чудес света - коралловым рифом!

Незаметно проходит время, пора наверх, вслед за всплывающими пузырьками. Мы поднимаемся к солнцу, ветру и запахам, которые дразнят наше обострённое обоняние. Загорелые до черноты руки, помогают тебе выйти из воды, у тебя в руках, как по мановению волшебной палочки, возникает чашечка, обжигающего черного чая, глоток которого возвращает тебя к реальности. Волшебные запахи распространяются по катеру - обед!

Послеобеденные полусонные маневры: кто-то переползает в тень, кто-то свалился на солнцепёке, утомленный простой, но сытной едой. Дайвинг-бот переходит на другой риф, команда больше похожая на джинов из бутылки, чем на матросов, мурлыча себе под нос неизменное "О! Хаби-би!", занята тем, чем положено заниматься джинам - работает. Но, как водится у джинов, работа не должна занимать всё время. Дайвинг-бот пришвартован, посуда убрана, на корме порядок, и отряд босоногих моряков курит на баке.

Через несколько минут второе погружение, а ты все еще сомневаешься: может надо было поставить на камеру объектив "рыбий глаз"? И снова повторяется ритуал погружения, но только само море другое. Солнце уже миновало зенит, и под водой, как в театре, когда поднимают занавес после антракта, всё изменилось: старые декорации убраны, и сцена выглядит совсем не так, как в начале спектакля. Но любой спектакль подходит к концу. Мысленно попрощавшись с хороводом разноцветных рыб, мы выходим на катер.

Темнеет на глазах, катер, рыча моторами, уже швартуется к причалу, и ты выходишь на берег, в который раз удивляясь твёрдости земли. Вечер будет проведён за ужином в компании друзей, с кофе и воспоминаниями о проведённом дне. А ночью, добравшись до кровати, засыпаешь, как убитый, с одной мыслью в голове: "Завтра снова в воду!"

- Давай посмотрим слайды, - сказал я своему приятелю, - комментарии к фотографиям, могут дать больше полезной информации.

И вот на экране, как будто из сумерек глубин, возникли: улыбающаяся улыбкой чеширского кота мурена, оранжевым фейерверком взорвались стайки антиасов над гигантским опахалом веерного коралла. Задумчивый, каменный окунь, потревоженный любопытными ныряльщиками, величественно проплыл над винтом затонувшего корабля, а игривые дельфины у самой поверхности, хитро поглядывая на людей, устроили игру в догонялки. А вот рыба-лев, уверенная в своей надежной защите, распушив свои красивые, но ядовитые перышки, как профессиональная фотомодель позирует перед объективом.

Вода удивительно прозрачна и по цвету почти не отличается от голубого неба...

Когда рассматриваешь фотографии, на память приходят подробности прошлых погружений - ты уходишь из этой реальности, как будто снова спускаешься под воду... Вот риф Шааб Абу-Нухас, знаменитое кладбище затонувших кораблей. Каждый день, десятки дайверов, с разных катеров, ныряют здесь с рассвета до заката. Риф находится на главном судовом пути, ведущем в Суэцкий залив. Обломки трёх кораблей, затонувших в этом и в прошлом столетиях, лежат так близко, что при желании, можно увидеть все три за одно погружение.

Как всегда, моим напарником и фотомоделью был брат Сергей. "Сегодня, сильное течение!" - предупредил капитан катера, пока мы одевали снаряжение. Входим в воду, и, уцепившись за предусмотрительно брошенный в воду конец, убеждаемся в его правоте. Приходится погружаться максимально быстро, иначе нас унесет далеко от затонувшего корабля. Секунды - и мы уже в спасительной тени сухогруза "Джаннис Ди", который затонул 19 апреля 1983 года, наткнувшись на риф; его корпус закрывает нас от течения. Мы оказались у кормового обломка корабля, лежащего у подножия рифа, на глубине 27 метров. Верхняя часть корабельной мачты всего несколько метров не достаёт до поверхности, к ней и швартуются дайвинг-боты. Левый борт, на который опасно накренился корабль, крепко врос в песчаный грунт. Задержавшись у груды развороченного железа, которая когда-то то была трюмами "Джанис Ди", мы любуемся этим драматическим видом. Красота подводного мира и людская трагедия слились вместе, и теперь затонувший корабль не воспринимается, как творение рук человека. Это - часть рифа, которая уже обжита рыбами, кораллами и другими, большими и маленькими, бесчисленными обитателями моря.

Решаем обойти корабль вдоль левого борта, в таинственной тени "грота", образованного наклонённым кораблём и дном. Течение такое сильное, что нам приходится плыть у самого дна, изо всех сил работая ластами. Под кораблем, замечаю крупных рыб-попугаев. Обычно очень подвижные и что-то жующие, здесь они забились в самую щель под кораблём. Наверное, тоже устают бороться с течением. Громада корабля нависает над нами и инстинктивно, хочется плыть ещё быстрее, хотя понимаешь, что сдвинуть корабль с места может только сатанинская сила урагана, и бояться нечего. Одной рукой удерживаю фотоаппарат, другой помогаю себе плыть против течения, хватаясь и подтягиваясь за разные ржавые железки. Наконец, мы дошли до кормы, проплыв над якорными лебёдками. Поднимаемся повыше и переваливаемся через правый борт. Борьба с течением перешла в другую фазу: теперь нужно работать ластами, чтобы остаться на одном месте. Сергея сносит прямо на трап, лежащий на борту. Теперь трап больше похож на этажерку для выращивания диковинных цветов, на которой выросли мягкие кораллы. Делаю снимок, перестаю работать ластами, и меня уносит дальше, мимо зияющих черных глазниц выбитых иллюминаторов, мимо стаек весёлых антиасов, к хитроумному переплетению металлических конструкций корабельной надстройки. Проплываем мимо большой дымовой трубы, в которую так и тянет заглянуть, и оказываемся у корабельной рубки. Через пустые окна рубки струится голубоватый, мерцающий солнечный свет. Через дверной проём, посреди рубки, я увидел одинокую рыбу "летучую мышь". Она неподвижно висит в толще спокойной воды, образованной замкнутым пространством рубки, как будто греясь под лучами солнца. Тело рыбы, полосатое, покрытое серебристой чешуёй, кажется каким-то нереальным среди этих пустых проржавевших стен и обрывков электрических проводов. С минуту я любуюсь этой, фантастически красивой картиной, и вдруг, како й-то дайвер, заплывает в окно рубки, пугает мою рыбу и разрушает очарование момента. К сожалению, еще не все ныряльщики понимают разницу между ездой на велосипеде и подводным плаванием. Не надо никуда торопиться! Чем чаще ты будешь останавливаться, тем больше интересного даст увидеть тебе дайвинг.

Мы ещё побродили по лабиринтам палубных сооружений и, убедившись, что запас воздуха подходит к резерву, подвсплыли на пятиметровую глубину, для остановки безопасности. Зацепившись руками за огромную, П-образную конструкцию, висим над кораблем, охватывая взглядом с вершины, его большую часть. Течение развевает нас, как флаги на хорошем ветру, пузыри отработанного воздуха вместо того, чтобы подниматься вверх, уносятся течением за наши спины. Я вижу такое впервые. Компьютер на руке показывает еще одну минуту на глубине. Напоследок, смотрю через видоискатель фотокамеры на наклонённую дымовую трубу корабля - из неё идёт "дым"! Аквалангисты с другого катера решили обследовать эту часть корабля, и "дым" выдыхаемых пузырей, шлейфом растянулся над всем кораблем. Последний кадр сделан, и мы, крепко ухватившись за швартовный конец, начинаем подъём.

Это было замечательное погружение! За эти пятьдесят минут, пролетевшие совсем незаметно, мы увидели так много, и так мало! Я думаю что, в Красном Море, можно нырять, в одном и том же месте всю жизнь, и каждый раз, всё будет по-новому интересно.

Во время всех моих погружений я смотрел на рифы Красного моря через видоискатель подводного фотоаппарата "Nikonos V". До этого было Японское море, озеро Байкал, Черное море, Индийский океан у берегов Арабских Эмиратов. Но первое же погружение, состоявшееся пять лет назад на рифах, рядом с Хургадой, произвело на меня ошеломляющее впечатление. Палец непрерывно нажимал на спусковую кнопку фотокамеры, пытаясь запечатлеть всё, что попадалось на глаза. Результат этих съёмок радовал меня, как автора, недолго. Фотографии в западных журналах и пособиях по подводной фотографии разительно отличались от моих. После изучения специальной литературы, я сделал вывод: надо учится. А обучение, как известно, состоит из теории и практики. Лучше практики, чем съёмка в Красном море, на мой взгляд, для начинающего подводного фотографа не сыскать. За одно погружение можно найти объекты съёмки от крохотного, с ноготок, цветного голожаберного моллюска, до красавца-дельфина. А затонувшие корабли? Здесь возможности поистине неисчерпаемы.

Тот, кто однажды нырял в Красном море, будет снова и снова возвращаться к дайвингу в этих бирюзовых водах, стаям рыб, лабиринтам кораллов и корпусам затонувших кораблей. Быть может, от улыбки дельфина, все мы, станем чуть-чуть добрее, и красота спасёт наш жестокий мир. Наверное, для этого мы лезем под воду с фотоаппаратами, пытаясь донести до тех, кто остался наверху, что есть в мире еще что-то, кроме обыденности и погони за материальным благополучием...

- Даже не верится, - сказал мой приятель, - что, всё это я скоро увижу своими глазами. - И сфотографируешь свое Красное море. Кстати, передавай привет. - Кому? Я там никого не знаю! - Морю ...

Смотрите также:
  • Компьютеры для дайвинга
    По сравнению с мировым рынков подводных компьютеров Российский рынок не так обширен, но, все равно, разобраться в более чем двух десятках моделей компьютеров нескольких фирм, встречающихся в России более чем сложно

Активный отдых – отдых в удовольствие

На улице лето, душа просто жаждет новых и ярких впечатлений. Ведь часто банальный поход на пляж заканчивается ощущением

Читать

Активный отдых – разнообразие возможностей!

Что такое активный отдых? Это, прежде всего, особая разновидность хобби людей, это увлекательный способ проведения свободного времени

Читать

Вокруг света на велосипеде

Мы подскажем вам маршрут!
Читать